Это - я!

Ему едва хватает сил, чтобы открыть эту тяжелую дверь. Запыхавшись, он врывается в теплое пространство парадной. Через стеклянную дверь отчаянно всматривается в глубину коридора. Ему удается заметить открывшуюся дверь и мелькнувшее лицо. Неужели уже началось?!
Рванув ручку стеклянной двери и протолкнувшись вперед, кричит: «Я тут!»
Пытается проскочить — безуспешно: его опережают, мучительное ожидание...
Как он мог позволить обстоятельствам так подвести себя! Счет идет на секунды... Он во что бы то ни стало должен добраться туда!
Наконец, фантастическим образом перескочив коляску младшего брата, трехлетний Жоржик отважно направляется к двери своего «Изюма». Под аккомпанемент безудержно шуршащего комбинезона... Напрягая все силы он мчится к лестнице, бесперебойно работая руками, сжатыми в кулачки, и проделывая гигантские скачки своим 24-м размером. Только два шага осталось до распахнутой двери, как вдруг раздается мамин возглас: «А печеньки?!» Резкий поворот на 360 градусов, прыжок с лестницы, схватить угощение для друзей, и в обратный путь. «Мама, пока!», - воздушный поцелуй летит к улыбающейся маме.
И вот Гошик-победитель на пороге любимой школы! Все классы закрыты, в каждом происходит что-то интересное... Замирает: «Какой увок?!» Отвечаю: «Рисование! Следующий - английский, будете песни петь». «Ува!», - нетерпеливыми движениями сбрасывая комбинезон, стаскивает шапку — в рукав её; машет ногой, чтобы сбросить ботинок, бежит за сандалиями. Быстро надевает и вскакивает. Готов!
«Саша, куда?», - спрашивает, вслушиваясь в общий шум и пытаясь угадать знакомые голоса. В классе старший товарищ Коля рассказывает у доски об устройстве своей машины. Из зала слышны весёлые голоса друзей, кажется, у Насти заканчиваются командные соревнования. Рядом, в мастерской, кропотливо трудится его, любимая, группа. Жоржик с искрящимися от удовольствия глазами открывает дверь с приветствием: «Пвивет, мои двузья! Это - я!»

Бабушка приехала!

Комната наполнена солнечным светом.
Сны не спеша собирают свои волшебные чемоданы с фокусами.
Уходят, кажется, но нет, опять возвращаются: что-то важное забыли рассказать...
Держат цепко в своих туманных сетях, шепчут...
Непонятно отчего нарастает волнение.
Мысли начинают копошиться в поиске причины, пугая призрачных гостей.
Открывается один глаз.
По потолочной вагонке игриво пляшет зайчик: «Ну-же, вспоминай!»
Сны пытаются закрыть глаз, опуская дремоту на ресницы.
Но механизм как будто сломался, заедает.
Внезапно вскакивается от щенячьего восторга, из нутра вырывается что-то наподобие ультразвука.
Душа скачет в пятках, руки мгновенно застилают постель, ноги несутся к шкафу, глаза осматривают его внутренности в поиске наипрекраснейшего платья.
«Мама-мама, скажи! Правда? Неужели сегодня приедет...?»
Обладательница теплых нежных рук, убаюкивающего голоса, задорного смеха, трепетных и заботливых глаз, да?!
Мамины восторженные глаза тоже светятся от счастья!
Значит всё правда: это солнечное утро, это танцующее настроение...
Кажется вся природа вокруг ждет этого появления.
Деревья оживленно болтают с ветром, птицы прибираются в пискливых гнёздах, стрекозы готовят танцевальное шоу к вечеру, жабы прихорашиваются.
Даже небо сегодня особенно голубое, и, кажется, улыбается...
Заждавшиеся ворота — настежь, душа скулит, как щенок, и чувствует приближение.
Знакомый шум колес?!
Ворчливая лужа лениво потягивается от неожиданного появления гостей, слышен говор щебёнки, гравия, а потом мягкое шуршание травы...
Вот папа, а вот дедушка и... голос, родной голос, шутит не ясно о чём, а уже смеёшься!
Отпрыгиваю от крыльца и несусь по босикомой траве обнять, поскорее обнять...
Крепко-крепко прижимаюсь, слышу приветливый стук родимого сердечка.
Бабушка!
Сумки, пакеты, тарелки, ложки, хлеб, гостинцы, стулья — сидит семейство.
Взрослое судаченье слушается, как симфония.
Под аккомпанемент звенящих ложек и шуршащих дедушкиных пакетов с закусками.
Засим - час нацыпочного поведения: тихо, гости почивают после дороги.
Цикады заводят колыбельную, засыпаю в ожидании...
Спустя время, уплетая, по-бабушкински, пышный батон с молоком, слушаю нежное щебетание двух кумушек.
Ввечеру запылавший костер светится искрами в глазах.
Папа-кудесник достает гитару, мама-волшебница наполняет поляну чудесными песнями...
Теперь уже цикады вторят.
Дедушка с бабушкой, укутавшись в плащи, замирают с улыбками на помолодевших лицах.
Мокрый нос рыжей Тимки уткнулся в маленькую ручку.
Детство впитывает счастье...
Месяц, заглянувший в окошко, посыпал серебра на подоконник и бревенчатые стены.
Дом убаюкивает притихших обитателей.
Скрипучая кровать желает дедушке спокойной ночи.
Должно быть все спят, но...
В самом сердце дома, у печки, чудятся еле слышные разговоры: «Бабушка, расскажи про старину!»
Семейные предания льются рекой.
Сверкает молния, испуганные босые дети ищут корову-кормилицу, слушают сказки папани у голландки, собирают поле огурцов и рубят капусту.
Время замирает, чтобы прошлое и будущее успели наговориться всласть.

Мечты о свободной лошади...

Лошадь - четвероногая галактика, спрятанная в пятистах килограммах топота, ржания, брыкания и фыркания.
Дана, Белка, Бася, Миша и Бертик выходят из своих денников. Вдоль железной дороги бредут они друг за другом, вздрагивают уши, глаза смотрят не вперёд, а вглубь. Под копытами поскрипывает снежок, синички щебечут на ветках деревьев.
А вот и поле, где много засохшей, но вкусной травы. Хозяйка открывает манеж: скоро начнется зарядка. На краю поля виднеется чья-то фигура. Ах да, это же Ученица, возомнившая себя Другом лошадей. Ну-ну, посмотрим...
Раздаётся команда: вперёд! Лошади послушно следуют за рукой Хозяйки и трусят рысцой, как на уроке физкультуры, разворачиваясь по команде. Затем: галоп! Дана вырывается вперед и кидает горделивые взгляды на людей: ну-ка, кто здесь главный? Утренняя пробежка завершается небольшим морковным перекусом.
Хозяйка дает Басю, черного вороного коня. Ну, как дает... Нужно его позвать, а как? Ведь трава под копытами - сильнейший магнит. Но Басю долго просить не нужно, он подойдёт вплотную и начнет лизать. Попробуешь отогнать - обидится, позовёшь рядом идти - будет сзади ухо слюной обливать. Глаза хитрющие, издевается, знает, что Ученица! Но вдруг опускает голову и принимает невозмутимый вид. Слушает команды, выполняет их прилежно, мол и я не лыком шит! После морковки Бася, наконец, тянет шею к сену, и Ученица может отойти и полюбоваться на него издалека.
Вот Бася - свободный, мудрый и красивый конь. Он ничего не боится, не знает, что такое боль, уздечка, седло. Его никто никогда не бил кнутом и шпорами. Он и его собратья свободно гуляют по полю и никуда не уйдут, потому что с добрыми и сильными людьми им хорошо, их любят и общаются с ними на равных.
Некоторое время спустя Ученица решается позвать коня. «Так. Как меня учили? Бася!», - мысленно пробует она. В этот момент черная голова вырастает и без тени сомнения мчится к Ученице. Та собирает все силы, чтобы не убежать от страха и восторга, наполнивших её всю в этот момент. Конь резко останавливается, осматривая ее сверху вниз: «Звали? Вот он я!» Так они стоят и смотрят друг на друга. Конь и человек. Два живых существа на планете Земля. Свободная лошадь - космическая учительница гармонии, добра и мудрости.